О чем поет земля (цикл стихов 1996-2001г)

24.01.2016 17:05
 
 
* *  *
Хорошо ехать первым троллейбусом.
Цедит дождик, зевают лужи.
Разгадавший созвездий ребусы,
сизый сон проводами кружит
 
И раскачивается — ба-аю! -
неуютный салон-грязнуля.
Я сегодня не опоздаю
в суматошную жизнь дневную
                        6.03.2001
 
 
*  *  *
Вы видели 
час заката,
когда на синем бархате неба
золотое яблоко солнца
тонет в прозрачном бордо?
Ваши глаза отразилии это,
как глаза стрекозы
отражают радугу? -
Тогда вы познали красоту и любовь.
 
Вы видели,
как Мерцающая Вселенная
купается в черных водах? -
Тогда вы поняли, что есть Вечность,
тогда вы знаете смысл жизни,
тогда вы вкусили мудрости предков.
 
Но если рвется эта нить — 
идите,
спешите,
смотрите 
восход!
Вот, золотое яблоко солнца
катится по фиолетовой скатерти…
                           сентябрь, 1995
 
 
 
*  *  *
Щетку леса день перевернул.
Щетка леса чешет облака.
Кто-то даже глазом не моргнул,
а ведь это родилась строка!
 
И ручьями с крыш стихи бегут,
солнце в лужах зайчиком дробя.
И стихи за речкой кукорут,
рассыпая рифмы и себя.
 
Кто-то скажет: это не стихи!
Кто-то скажет: это ерунда!
Это — в лужах талая вода,
Не болтай, любезный, чепухи!
 
Ничего в ответ не говорю.
Лишь сама себе стихи дарю :)
                             март, 1999
 
 
 
*  *  *
Я видел озеро в лесу - и больше ничего, 
но лес дремучей бородой опоясал его, 
но лес слегка кивал ему ветвистой головой, 
но лес слегка грозил ему захвоенной рукой… 
Я видел озеро - в лесу: лежит, от всех таясь. 
Но лес тановится добрей,в нем взглядом отразясь
                                        декабрь, 1997
 
 
 
 
* *  * 
Дарит озеру Луна поясок: 
-Пропусти-ка погулять на песок. 
И вихрится лунный след по воде, 
и гарцует лунный конь в лебеде.
 
Разрезвилась, разгулялась луна. 
Зашумела приливная волна. 
С криком — озеро: 
-Катись в небеса! 
Не нужны нам от таких пояса! 
 
Вновь сквозь тучи — серебристый глазок: 
«Может, снова посулить поясок?» 
                                     ноябрь, 1997
 
 
 
 
*  *  *
Край земли, зубчатый гребешок,
чешет волосы грозы
с юга на восток.
И от мокрых кос ее
взвился след, мятущ -
взбороздил простор озер,
ширь полей и пущ.
И неровной полосой
город разделен.
Шумный след косы - поток -
впитывает он.
Через небо — полоса!..
Ночь грозней, синей…
Чешет волосы гроза
чаще и сильней.
                      ноябрь, 1997
 
 
 
 
*  *  *
— Нет цветов красивей розы, -
так шепнул однажды ветер
озеру, где ночи грезы
луч разбил, игрив и светел.
 
-Нет цветов красивей розы? — 
тихо лилия всплакнула,
перламутровые слезы
в отраженье окунула.
 
-Есть цветы красивей розы, -
ей в ответ волна сказала.
Но других прекрасней роза
в час любви для ветра стала
                            ноябрь, 1997
 
 
 
 
ВЕСНА
Врывается в окна весна
кипением белого, синего
и солнце в бокале до дна 
всю землю сейчас опрокинуло.
 
И капля по капельке пьет
журчанье, рассветное пение,
и птичий шумливый прилет,
и крохи последнего инея.
 
Глоток — и хмелеет оно,
ему в небе тесно и весело.
И ломится прямо в окно
лучами, грачами и песнями 
                            январь, 1998
 
 
 
 
 
ЗИМА
Зима не может быть суровой:
в улыбке кроется она,
когда на соснах иней новый,
когда в гостинной дух еловый,
и ночь загадками полна.
 
Зима не может быть суровой:
она — в румянце свежих щек,
во льду, что треснул под подковой,
в пустом дому, где дуры-совы
рыдают, глядя в потолок.
 
Зима не может быть суровой.
Испей восторг её до дна,
когда, разлив восход вишневый,
как мать росток укутав новый,
ждет, чтоб взяла его весна.
                                       1999
 
 
 
 
ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ
Апрельский дождик шепотом рассказывал 
о спелых вишнях и о соловьях, 
он ивам косы ласково развязывал, 
сулил цветы в разбуженных полях.
 
Апрельский дождик… Ты не знаешь спелости. 
Приходит май — тебя не отыскать. 
Откуда ж столько робкой неумелости? 
Где научился ты так сладко лгать? 
                                   7. 04.2001
 
 
 
 
* *  *
            О. Федосовой
Зашепчут ветки от дождя тревожно, 
уронят капли, как тяжелый сон. 
Зима придет: тихонько, осторожно, 
не отражаясь в сумерках окон. 
 
Она дохнет в усталые ладони 
пустой земли — и иней заискрит, 
и ветер тихо стонущих зароет 
в поземке заплутавшие следы. 
 
И мы забудемся оцепенело — 
чтоб только темный угол да камин… 
И чтоб не разлилось на снежно-белом 
всё, чем ты грустен, чёрен и один
                                      4.12.2000
 
 
 
 
 
ОСЕНЬ 
Подарите мне золото осени, не скупитесь. 
Я насыплю его на синий небесный ситец, 
первый иней вложу и к асфальту примерзший камень, 
и дожди, и туман… И тихонько сверну руками.
 
Подарите мне золото осени, подарите, 
в серых росах серебряных грусти все растворите. 
И когда седина по полям пробежит строками, 
я верну вам с процентами золото и стихами. 
                                                 2000
 
 
 
 
НОВОГОДНЕЕ 
Собирая бисер на ладони, 
дождь прокрался между черных кленов, 
убаюкал ласковых и сонных, 
распугал гуляющих влюбленных, 
 
и разбрызгал огоньки по лужам… 
Старый парк насквозь пропах изюмом… 
Теплый дождик был совсем не нужен 
городу с предновогодним шумом 
                                 31.12.2000
 
 
 
 
*    *    *
Зима болела гриппом и ангиной. 
Я заварила ей от кашля сбор, 
поила с ложки медом и малиной, 
вела о том — об этом разговор. 
 
Чтоб маленькой не плакалось в потемках, 
рассказывала сказки — чтоб с весной… 
И незаметно теплый дождик тонкий 
посеял март под окна за стеной. 
                                     6.03.2001
 
 
 
 
*  *  *
Спросила Луна: Ты любишь меня? 
И Небо ответило: Очень! 
Сильнее, чем солнечный трепет дня, 
чем бархатный шорох ночи! 
 
И небо спросило: Ты любишь меня? 
Вглядевшись, как смотрят люди, 
сказала Луна не суля, не маня: 
Меня без тебя — не будет
                           2000, сентябрь 
 
 
 
 
*  *  *
Весна дрожащей ножкой ручейка
прокладывает среди сонных трав дорогу.
И сеется лазурь сквозь облака,
и солнце улыбается немного.
 
Кипят молочно-белые сады,
на старых корах раны занавесили.
И радужные звонкие мосты
дожди над росами и грозами повесили.
 
Земля вдыхает теплые духи…
Когда смеются с неба звезды песнями,
рождаются хорошие стихи
крылато и необычайно весело.
                             10.12.1999
 
 
 
 
ГОЛУБЕНЬ
Голубее голубени
на траву ложились тени
в синь-туман плыла река,
голуба и глубока
 
сизым голубем в ладони
замирая, солнце стонет.
Разливая голубень, 
тает день
                                  1999
 
 
 
*  *  *
Стихи рождаются крылатыми.
Не записал — и в горизонт,
где небо расцветает пятнами,
рождая бело-синий звон.
 
Там их ласкали грозы вешние,
кружили голову ветра.
А я зову их, безутешная:
-Вернитесь! Вас писать пора!
 
Но, равнодушные к рыданиям,
они не вспомнятся опять.
Другой, ко мне без сострадания,
запишет их в свою тетрадь.
                               1999
 
 
 
ЗАМОРОЗКИ
Рассвет оранжево-зелёный.
Мороз. Заря.
Как черносливины, вороны
на тополях.
 
И над землей опустошённой
спят облака.
И ртутной жилкой утомлённой
дрожит река.
 
Сосульки — оттеплей игрушки -
у крыш в руках.
И иней пробежал в разгрузших
весны следах.
                                8.03.2001
 
 
 
*  *  *
На мокрых травах засыпает осень.
И лужи- бесприютные глаза
её косЯт (или немного кОсят? -
филологу акцент смещать нельзя!)
 
Она ещё без прав определенных 
и без определённого жилья.
Семья униженных и оскорблённых -
наверняка пока её семья.
 
Она ютится на задворках улиц,
куда сгребли опавшую листву
(к великой радости рябых и белых куриц),
и плачет в пожелтевшую траву.
 
Но очень скоро, жёлтый глаз прищуря,
за руку солнце лето уведёт.
И, шмыгнув носом, осень встанет хмуро
и бабьим летом слёзы оботрёт.
                          21.08.2001
 
 
 
* *  *
Зреет новое небо
на ладонях у звезд.
Щедрой скибочкой хлеба
месяц света принес.
В тишине предрассветной
умолкают слова.
За монетой монету
примет их сон-трава.
И в каком-то смущеньи
притаился рассвет,
ожидая рожденья
дня, которого нет.
                    сентябрь, 2001
 
 
 
*  *  *
Я отпустила лучшую мечту,
как шарики на праздник выпускают.
И вот уж без неё живу,расту,
а жизнь мне новую в подарок дарит.
 
Я с нею снова научусь летать,
и плакать стану снова и смеяться,
чтобы вот так же в небо отпускать,
и быть, и ждать, и продолжаться…
                                  2000 


Напишіть свій коментар




Введіть число
Якщо Ви не бачите зображення з числом - змініть настроювання браузера так, щоб відображались картинки та перезагрузіть сторінку.