"

Ікс-кілометр - територія людини

"
[

персональний сайт Олени Маляренко

творчість, журналістика, комунікації
]
& журналістика & персоналі-Я & Херсонка Наталия и дачные баталии

Херсонка Наталия и дачные баталии

03.08.2018 16:16

- Я не знаю, что это такое, – доверительно вздыхает незнакомая женщина, сошедшая с катера в речпорту, усаживается рядом на лавочку, почесывая обгоревший на солнце нос. – Наверное старческое?
- Все может быть… – осторожно соглашаюсь я и слушаю историю…

Любимая дочка Наташа росла в небольшой интеллигентной семье. Хорошо вышла замуж, хороша работа, образование... Но знала ли она, что, пережив испуг 90-тых, родители уверуют в дачу как в Царство Небесное? Как только они вышли на пенсию – посвятили себя саду и огороду.

«Они все лето там. Говорят – экономия. За свет дома платить не надо, за газ и воду – не надо. Только квартплату. Как в апреле-мае заезжают – так до конца октября и сидят. Я им сумки с заказами или вожу, или передаю с кем-то катером, а они встречают. Крупу, сахар, соль, моющее, спички, банки пустые, кофе, печенье,  конфетки, иногда что-то из рассады, а так у них там все есть, все свое. В огороде копаются, рыбку ловят…Хорошо?»

- Хорошо, - соглашаюсь я, но вижу, что собеседница горестно вздыхает и жду, когда продолжится рассказ. И она продолжает: сейчас ей 52, по сравнению с 80-тилетними родителями – девчонка, но по сути и ей уже непросто и сумки таскать, и бегать перед работой ранним утром на катер с передачками, и, что главное, все выходные и отпуск проводить на даче, где уже слабенькие мама и папа хотят ее руками успеть сделать все. Так, словно она где-то там вдали от них прохлаждалась, а теперь должна отработать:

«Вы не поймите меня неправильно, я не жалуюсь, я их очень люблю. Но ведь мне тоже отдых нужен. Я же не евочка. За неделю так напашусь на работе, а еще своей семье надо и приготовить, и постирать, и убрать. Хочется иногда лечь и нгои вытянуть. А они звонят – приезжай. И попробуй не поехать… Еду. А они мне просто продохнуть не дают, понимаете? Не присядешь, воды попить некогда: ты посапала? Ты полила? Ты подвязала? Ты выкопала? Ты закопала? Иногда хочется плакать, верите?»

- Верю. А поговорить?

«Хха! – нервно смеется она. - Вы думаете. Почему я такая- никакая еду? Поговорили… Говорю, мама, папа, я устала, мне надо прилечь, давление… А они «Яке давлєніє? Видумуєш! Як взимку варення їсти та салати – то ви бігом, а як помогти…» И атятя-атятя… И корова я, и лентяйка, и иждивенка, и подлая душа, и такого наслушалась – я не знала, что они слова такие знают. А какая ж я иждивенка? Вон. с пустыми руками еду - банки пороние и судочки везу...  Они же мне заказы дают – а денег не дают. За квартиру им все лето тоже я плачу, и вот – помогаю, как могу… Для них - экономия, а для меня... Да зачем мне огурцы их -мне проще на базаре купить, а на лекарствах сэкономить, нервы свои пожалеть, чем ездить к ним убиваться, здоровье гробить, а потом еще чтобы каждым куском попрекали. У меня ноги крутит, аллергия на траву, давление... За что они так?»

- Вы не расстраивайтесь, это, может, действительно старческое? – я вижу, что на глазах собеседницы слезы, и утешаю как могу. - Постарайтесь переключиться и смотреть на них не как на родителей, а как на детей. Вы тогда не будете такой вины чувствовать. Это капризы – и все.

«Да?.. Наверное… А тут, понимаете, муж идет в отпуск и нас с сыном на море хочет отвезти. Я им, маме с папой, как сказала перед отъздом, что в среду сумочку передам  и на две недели уеду – так и еще выслушала, какая я плохая дочь…
Вы простите, что я вам надоедаю. Но мне дома рассказывать об этом не хочется, да и знакомым жаловаться тоже – я не хочу, чтобы про папу и маму плохо думали...
Вот и вы говорите – старческое… А идти домой в таком состоянии, не поговорив ни с кем, тоже знаете как оно?»

В этот момент к нам поворачивает сердитое лицо нарядная подкрашенная старушка в тяжелой бижутерии из самоцветов:
- У вас что, так много родных? Три папы и три мамы, что вы так к ним относитесь? Вы беречь родителей должны, пока они рядом, а вы их хаете незнакомому человеку… - от возмущения у нее дрожат тонкие, подобранные губки.
- А у вас очень хороший слух… Не по возрасту... - горестно улыбается моя собеседница и жестом показывает «видите, осуждает», извиняется , благодарит и идет к троллейбусу.
- Ничего-ничего – успеваю сказать я.- У меня тоже такой период в жизни был. Правда, я моложе была и мне было проще. Но я вас понимаю… Все образуется..

Старушка бросает на меня гневный, испепеляющий взгляд и отворачивается. А я смотрю на ее огромные сумки и понимаю: она злится потому, что ее никто не встречает. Ей некому было снести этот скарб с катера, некому втащить в последний переполненный троллейбус, некому доставить домой.

Но кому-то же она везет эти яблоки и грушки, тащит полную корзину раннего винограда и ведро помидоров? Тому, кому она звонила несколько раз и кто ответил, что ему некогда. 

Вот и она точно так же не может потребовать от детей помощи и почтения, как моя недавняя собеседница не может рассказать ни мужу. ни родителям о своих чувствах. Кто-то один расшибается в лепешку, веря, что без его мук и стараний другие просто не выживут, а другой – даже не удосуживается посмотреть в глаза и послушать, чего надо самому близкому человеку. Вот и срываемся на случайных встречных - кто ищет слушателя, а кто - врага...

слушала и записала Алена Маляренко
иллюстративные фото автора

календар

     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31