"

Ікс-кілометр - територія людини

"
[

персональний сайт Олени Маляренко

творчість, журналістика, комунікації
]
& література & лірика & Гости из прошлого (фрагмент нового сборника стихов)

Гости из прошлого (фрагмент нового сборника стихов)

21.07.2018 14:52

*   *   *
Херсон… Здесь уцелевшая стена 
становится основой новых двориков. 
И стройкой побежденная война 
Теперь лишь память, тема разговоров. 

Херсон… Для всех и блики на реке, 
И солнце, заливающее столики, 
И трепетно считают медяки 
Интеллигенты с видом алкоголиков. 

Здесь и таксист – моряк и корабел. 
Здесь каждая - Ассоль или морячка. 
И тот, кто даже не разбогател, 
под рюмку знает: мог бы жить иначе. 

Херсон - всегда театр, всегда базар, 
Херсон – всегда и спешка, и вальяжность.
Но есть у каждого та самая стена.
Пока что есть. А это лишь и важно.
(01.06.16)

Аналогия 
Мы живем, под собою не чуя войны.
Не жалея времен, не жалея сапог.
Мир опять поделили на «мы» и «они»,
отрекаясь от тех, кто делиться не смог.
Нас никто по ночам не грузил в воронок.
Нам был нужен виновник, враг, вождь или Бог.
 
Оскопленная правда озлобленных слов
нам вливается в уши, глотаем свинец
Братоборец закончить то дело готов,
Над которым корпел  с мужиками борец.
Нам никто не грозил – ни расстрел, ни ГУЛАГ.
Мы устали - не быть. Мы устали – никак.
 
Тонкошее смеются над нами вожди,
Разъедая округлые лица войной.
И слова их священны, крепки и горды
словно гвозди - во крест, что зовется страной.
Все, кто внял им,  по локоть красны от идей.
Как отмыться и вновь обратиться в людей?
09.01.2017 22:08

 

 

Негреческая трагедия
......................посвящается Васильцу,Тимонину и другим
......................осужденным в Украине журналистам.
Антигоне было понятно, кто ее брат.
И не важно, в чем он виноват или не виноват.
Безразлично ей было, за что он и кем осужден.
Было важно одно: обесчещен и не погребен.

И она не решилась родного - из сердца изгнать.
Беспокоил покойный, лежащий под солнцем в пыли.
И она приходила его вновь и вновь погребать.
А его - возвращали на площадь из темной земли.

Антигоны упрямы: меняется ль царь или власть,
голос крови не молкнет, а долг и любовь - не умрут.
Антигоны рисковы. Их можно схватить. Но попавшись,
не изменят себе. Даже если их завтра убьют.

Для античных трагедий хватало своих антигон.
Украинской - хватает рыданий согласных исмен.
Брат на брата. Друг другом унижен, убит, осужден,- но...
Обновленный закон в этом даже не видит измены.

И предавшие ныне - раскаются завтра, сказав:
нас заставили верить, нам их доказали вину,
мы бессильными были, завязаны были глаза... 
Но покорных Исмен ни тогда, ни сейчас не поймут,
даже коль день-другой осторожностью переживут.
Почему?!...
29.11.2017 20:41

 

АТО-шная, походная
Брат за братом - брат на брата.
Кому штык, кому лопата,
кто копает, кому - роют
Тут и там у нас - герои.

Гневно горизонт грохочет
красно - ночью, жарко - ночью
За отчизну, за страну
мужиков - ввели в войну.
Те за малую, крутую,
те - за желто-голубую.
Стервенеют, сердце рвут.
Тех и этих - дома ждут.

Аты-баты... Снова в строй...
Погоди, герой, постой!
Посмотри-ка, кем ты стал,
посмотри, в кого попал.
"Не забудешь- не простишь?"
А отмолишь, искупишь?

Потирает руки враг:
те и эти - пыль и прах

 

 

Вынуждающие времена
Даже в самые тяжкие времена
Нужно чтоб кто-то стоял - прямо.
Для этого - ни особенная спина
не нужна,
ни законченное упрямство.
Нужно немножечко быть собой,
нужно смотреть не вокруг, а вгору.
У маяков есть иной покой, 
не освещающий город.

Время диктует - или пригнись
пересиди, покивай согласно,
или тянись: есть особая высь,
сладкая - небезопасно!

Хочешь ее? Так расти, расти!
Времени мало достать до неба.
Только не смей - не суди, не суди
не выбирающих небыль.

Ветренно им. Коренится и быть-
нужно вьющимся и ползущим,
землю собой на века удобрить,
и уродиться гуще.

Знай свое дело и не дави.
Скоро поднимутся - там и рядом.
И будешь не глас вопиющий один,
а только часть звукоряда.
02.09.2017 16:32

Правое дело
Я не знаю, как говорить,
с тем, кто четырежды прав.
Я ни спорить не буду, ни бить,
несмотря на некроткий нрав.
Отступаю, на шутку свожу,
в поддавки играю, в слова.
не судить чтобы - ухожу.
Ведь боюсь стать как он - права...

 

Право на сон
Я не хочу казаться - высокомерным "чмом",
но спросите - как дела - скажу ничего.
А что сказать? Что сегодня мне снился Донецк?
Я гуляла по улицам детства сегодня во сне.

Я проснулась. В слезах. И ужасно болит голова.
И так сердце стучит. Тут бы кофе - но черта с два.
Умываюсь, в реальность мирную надо входить:
"журналить", что по чем, кто кого, как разоблачить,
что хорошего или о ком же гудит фейсбук...
А я вижу только Донецк.Слышу лишь сердца стук.

А приходится снова в мирную дрянь вникать - 
кто украл чего? кто и с кем пожелал поспать?
у кого сколько тачек, сколько квартир и домов?
почему деньги есть, но увы не разжился умом?
И так дальше и больше, и глубже, ну и т.п.
Я пишу и чувствую, что начинаю тупеть

Я хочу заорать - но кому? - "Да закройте вы рот!
неужели от пафосных слов и война пройдет?
Неужели от сладостных бредней и перемог
заживут эти горы оторванных рук и ног?
Неужели узнав, что вы правы, а он - виноват
без седин и без памяти добрым вернется солдат?
Неужели словами, парадами и судом
мы вернем себе мир и вернем себе - дом?
Неужели, заставив вас рот закрыть,
не во сне я смогу по Донецку как в детстве бродить?"

Не кричу. Что кричать? У меня и претензий нет
Ни к кому, с кем мне тесно делить этот день и свет
И все больше хочется то ли молиться, а то ли выть,
чтобы как-то право на сон себе заслужить.
и в ответ на вопрос как дела - улыбаться и говорить, говорить...
16.08.2017 16:09

Гости из прошлого
Мы заблудились как Коля Герасимов
в веке чужом, но уже без возврата.
Нас обманули фантастикой: разума
здесь еще меньше, чем в веке ХХ-том.

Нам обещали Полины - вы гении,
все вам подвластно: созвездия, музы...
Больше двух третей того поколения
так и осталось людьми из Союза.

Неприспособлены. Необучаемы.
Страх погружения в мир технологии.
То ли опущенность, то ли отчаянье.
Словом, из нас - выживали немногие.

А из поднявшихся - много ль достойных?
Кто спекулянты, кто наркобарончики,
первые в рэкете, боссы в притонах,
кто вышел в политики, кто и в заводчики.

Есть и поэты, певуньи банкетные
Есть и спортсмены - тото или допинга
Гости из будущего безбилетные,
высплывшие вгору, как будто утопленик.

Мы и живучие, мы и циничные.
Сказки под пиво цитируем мастерски.
Люди как все. Мы порой - симпатичны.
А взрослым не стал - только Коля Герасимов.

(Прим. - исполнитель главной роли, Алеша Фомкин, в последние годы жизни стал злоупотреблять спиртным пристрастился к наркотикам.
Погиб во Владимире, во время пожара в квартире, 22 февраля 1996. Похоронен там же, на кладбище Улыбышево).
24.07.2017 12:23

Летние циклы
Все проходит, но ничего не меняется:
Где-то щелкает тумблер и женщины в бабушек наряжаются.
И девчонкам панамки опять шьют, похожие на трусы,
Чтобы в них парадно продеть две тоненькие косы,
Из комода победно уже возвращают фуражки, кепчонки,
Чтоб украсить вихры жизнерадостного внучонка
а потом- 
летний завтрак, не смотрит никто на часы
Сковородка для папы – ему яичницы и колбасы,
Для мамули салатик, и чай некрепкий для бабушки
А внучатам вареники с вишней, а может оладушки,
Ну а может и пироги с абрикосом, какао или компот.
Очень вкусный, но как-то не хочется – друг со двора зовет.
И вот
из форточек снова вдогонку будут лететь слова:
не беги, не вспотей, почему не покрыта твоя голова?
Не ходи далеко, чтобы видеть тебя из окна,
мы на речку пойдем, только ты не ныряй до дна.
И еще запретов стада, табуны, короба ,
но ведь с ними не достучишься до детского лба?

Это только сам, когда щелкнет тумблер, поймешь.
И наденешь это, и именно это сошьешь,
и готовить будешь полезное и очень вкусное то,
что не хочет кушать в детстве совсем никто.
И, недавно сам из запретов сбегавший в лето,
вдруг узнаешь – бабулю в себе, и себя – в этих детях.
03.07.2017 19:14

Алёна Маляренко,
фото автора

календар

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930