Чердак (уличная драма)

29.02.2016 20:19
Чердак
    Эта короткая драма об одиночестве и подростках была мной написана в начале 2000х . И, несмотря на длительные репетиции любительского театра, так и не была поставлена:  родители молодых актеров отказались, чтобы их дети участвовали в инсценировке такого произведения, хотя и хорошо оценили саму задумку.
    После такой неудачи "Чердак" был переработан в полноценный украиноязычный сценарий "Гори-ще" и отправлен на конкурс " Коронация слова-2004". Однако из-за допущенных ошибок в оформлении текста, сценарий в конкурсе не участвовал. Но вызвал интерес - были звонки и желание воплотить задумку в кино.
    Но... на сей раз уже политические события 2004го года так и не дали планам реализоваться - кто-то где-то кого-то сменил в руководстве комитетов, управлений и т.п. И сценарий о донецких беспризорниках стал неинтересен. Второго экземпляра украиноязычного текста у меня не сохранилось. А вот первая , короткая версия, уцелела. Читайте, знакомьтесь, комментируйте.
 
Действующие лица:
Тетка
Голос мамы Люды
Серый
Дэм
Малой
Рус
Шуруп
Метелка
Ангел
Милиция
                                  Действие 1
                                  Явление 1
                               (тетка и Серый)
На сцене декорация вечернего города. В далеких домах зажигаются огоньки.
Как бы из одного из особо ярко вспыхнувших окон слышатся голоса Тетки и Серого.
Скрип двери. Щелканье замка. Разговор.
 
Тетка – А. пришел? Где ты лазишь только? Ждешь тебя, ждешь… Ладно, говорить бесполезно: как горох о стенку… Иди, переодевайся, мой руки, ужинать садись… Только жрать способен, пользы – ни на копейку. 
(после паузы)
Тетка – Да, я тут у матери твоей была. Ты ешь, ешь, и слушай. Была у нее в больнице. Совсем ей плохо. Но будем, надеяться, даст Бог… Просила передать тебе… (речь обрывавется) Ану-ка стой, чем это от тебя несет? Ты что ку-уришь? Ты, сопляк, ку-уришь? Выворачивай карманы, живо, кому говорю!
Серый – Теть, отстань. Дай поесть спокойно. Что там мамка?
Тетка – Мамка? Распустила тебя, урода! Вот что мамка!
Серый  - Ну распустила. Тебе-то какая разница?
Тетка – Мне-е? Ах ты морда неблагодарная! Ты подумал бы, за чей счет ты живешь. Ты хоть копейку сам заработал за всю свою жизнь? А на сигареты? За чей счет ты их покупаешь?
Серый – Теть, я поступлю, пойду работать… Мамка поправится, мы тебе все отдадим. Ты же знаешь. Так что не кричи, а?
Тетка – Ты мне не указывай! Рот, гаденыш, не затыкай! Весь в папашку своего! Тот тебя мамке отстрогал – и полетел на стороне устраивать свое личное счастье! Плевать он на вас хотел обоих! А ты! Да ты мне в рот заглядывать должен! Если с матерью что случится, кому ты кроме меня нужен будешь? Папашке своему? Ко мне-е, щенок, приползешь, на коленки бахнешся… Ты лучше скажи, ты где деньги воруешь? У меня воруешь?
Серый – Ворую?! Да иди ты! Достали! Все! Хватит!
(хлопает дверь, слышны звуки быстро убегающих шагов)
Тетка – Куда пошел? Нет, ты верни-ись!!! Я с тобой говорю! (пауза, тетка срывается на дикий крик) Ах, достали?! И убирайся! Да вообще можешь на глаза мне не появляться! Чтоб и ноги твоей! Чтоб и духу твоего! (пауза, всхлипывания тетки, она сквозь слезы продолжает тихо жаловаться) Достали его… А меня не достали? Всю жизнь смеялись над никому ненужной теткой: детей у нее, у дуры нет, никому она не нужна… Приехали, сели на шею со своими болячками и своей нищетой! Сразу понадобилась – городская, лишнюю копейку имею - , как припекло, а еще – достали!
 
                                     Явление 2
                                (те же и Мама Люды)
На темной сцене перед декорацией домов в луче света появляется Серый – домашний чисто одетый паренек-одиннадцатиклассник. Он роется в карманах, вытаскивает пачку сигарет – пустая. Сминает ее и зло отбрасывает в сторону. Взъерошивает волосы и резко присаживается на корточки, зло поглядывая на огни домов. Потом вскакивает, вытаскивает чип-карточку и идет к таксофону.
Серый. – Ало? Здравствуйте, это Сергей. Позовите Люду.
Женский голос. – Люды дома нет.
Серый. – А когда она будет? Мне с ней очень надо поговорить.
Женский голос. – Для вас ее не будет. Она не хочет с вами разговаривать. До свидания. Не звоните сюда больше. (гудки, трубку положили)
Серый. – Послушайте… Блин! (швыряет трубку, она срывается с рычажка болтается и одиноко гудит Серый стоит около будки и постукивает стену кулаком.).
Тетка (кричит с балкона) - Сережа-а! вернись! Ты о матери, псих, подумай! Вернись, придурок
Сергей резко вскакивает и стремительно бежит вперед, чтоб не слышать ее голоса. И налетает на крепкого высокого парня, примерно своего ровесника или чуть старше. Парень одет в широкий спортивный костюм, в руке большой пакет.
 
                                    Явление 3
                (Серый, Дэм, Тетка, массовка - гуляющие компании)
Дэм. – Офигел, да? (толкает в плечо)
Серый. – Извини. (машинально и хмуро бросает, уворачивается и пытается обойти)
Дэм. – Что извини, вообще да? (вслед Серому)
Серый. – (оборачивается) Слушай, курить есть?
Дэм. – (сильно удивляется, на лице меняют друг друга выражения удивления, возмущения и восторга такой простотой) Ты простой на всю голову, да?
Серый. – Что? А, не знаю… Так курить есть?
Дэм. – (не выдерживает и смеется. Подходит к Серому) Есть. Кури. Проблемы?
Серый. – Да так. Достало все. (протягивает руку за сигаретой)
Дэм. – (смотрит в пачку - пусто) О, прости, чувачок, болт – закончились.
Серый. – Блин! (разворачивается и уходит)
Дэм. – (смеется еще громче и догоняет Серого; на лице его – неподдельный интерес.) Подожди, шизик! 
Серый. – Ну?
Дэм. – Гну! Ты чего? Че за дела?
Ищдалека слышен голос Тетки - Сережа-а! Верни-ись! Что я матери твоей скажу? Помрет, а сына не увидит? Выростила поддержку… Сере-ежа!
Серый. – С-сука! (ускоряет шаг)
Дэм. – (удерживает за плечо, красноречиво кивает на многоэтажки) Из дому вышибли? Теперь зовут?
Серый. – Сам ушел… А тетка, зараза старая, заела совсем. Не могу!... Мамке плохо… В больнице она... рак...
Дэм. – Помирает?
Серый. – Не знаю. Никто не знает.
Дэм. – А че у тетки живете?
Серый. – У тетки? Тетка – городская, она меня давно звала в город – учиться, поступать. А тут мамка к ней подлечиться приехала – все-таки не райцентр, а нормальные врачи… А оказалось – рак…
Дэм. – У-у-у-у… Та да-а… И как ты теперь?
Серый. – (пожимает) К отцу пойду. Только он сейчас не в городе, его подождать пару дней надо. В рейсе. Правда у него тоже нельзя долго жить – поступлю, в общагу оформлюсь. Тут осталось пару месяцев…
Дэм. – А если не выгорит? С отцом в смысле? В разводе родоки , да?
Серый. – Умгу... А не выгорит с ним - не знаю… Мне больше некуда…
(некоторое время молчат, мимо них проходит компания с радио; слышна музыка)
Дэм (протягивает руку). – Дэм
Серый. – В смысле?
Дэм. – (смеется) Я - Дэм. Зовут так.
Серый. – А-а… Серый (пожимает руку) А ты же… местный? Ну …это, может знаешь…
Дэм. – Чего?
Серый. – У тебя нельзя пожить? Хоть переночевать, а?
Дэм. – (пожимает плечами) Мне-то че? Можно. У меня сейчас свободно, только я и Малой, - живи хоть до пенсии. Только ты ж не знаешь, где я живу. А у меня – не теткина хата со всеми удобствами… На полу там спать придется…
Серый. – Как?
Дэм. – А так. Слушай, шел бы ты домой, а? Покайся, тетка тебя пустит. Ты ж вот домашний, перспективный пацан, поступать мылишься…
Серый. – Ладно, нет - так и скажи, не надо "лечить". А родоков у меня больше… нет. Все.(уходит)
Дэм. – (снова догоняет) Нах... ты мне упал - не пойму! Подожди. Хорошо, пойдем. Только дров пособирать надо. А там - сам увидишь, и дернешь от меня. 
Серый. – Спасибо, Дэм. Я - нормально. Спасибо!
Дэм. – Хм, нормально он… Посмотрим. Ну, пошли?
Серый. – Не пошли, а пойдем. А то пошлют. разницу понимаешь?
Дэм. – Давай, двигай-двигай, интеллигент.
 
Они выходят за сцену, им навстречу идет еще одна компания шумная компания, бурно обсуждающая, куда идти развлекаться. 
Темнота, смена декорации. (Убирается плоское изображение города, открывая за собой чердак с выходом на крышу.)
В это время звучит первый куплет песни «День как день» гр. «Новый Иерусалим». Перед припевом обрывается.
 
                                       Действие 2
                                       Явление 1
                                      (Серый, Дэм)
Перед нами - чердак многоэтажного дома. Тусклое освещение. Посредине ломанного темного пространства – остатки костра, разложенного на жестяном листе, консервные банки. Слева – раскладушка, за ней – лестница на крышу. Видна небольшая площадка, изображающая крышу. Она пока затемнена. С другой стороны – куча непонятного хлама, тряпья. Около нее у стены приставлена старая гитара.
За сценой – шаги и негромкие голоса Дэма и Серого.Пока они поднимаются, луч прожектора блуждает по чердаку, более ярко освещая те или иные детали интерьера.
Голоса:
Серый. – Слушай, Дэм, ты меня напугал просто: я уже думал, ты в подвале живешь или там в памятнике. А тут…
Дэм. – Что тут? И в подвале жил. Думал он! Накрыли подвал. Какая-то сволочь настучала, приехали менты и всех забрали – типа, по детприёмникам. А мы с Малым – сюда. А в подвале, там чётко было – тепло, свет, вода… Мы диван туда заволокли, кресла чахлые с мусорки поста… (слышен грохот)
Дэм. – Твою мать, а? Тихо! Ты ж всех разбудишь! Из-за тебя и отсюда слинять придется.
Серый. – Sorry, Бэрримор… Тут какая-то хрень… 
Дэм. – Под ноги смотреть надо… Ладно, проехали. Лезь.
Серый. – Куда?
Дэм. – На чердак. Вот лестница. Лезь. А я тебе сумки подам.
Серый. – Ага, на чердак… Слышь, Дэм?
Дэм. – Не шуми. Мы с Малым отсюда уходим сутра, пока темно и возвращаемся так, чтоб никто не видел. Тут, правда, если не борзеть, сильно не пожалуется никто: этот дом еще когда сдать должны были – при совках! А не сдали. Люди самоволом позанимали квартиры- типа доделали, не доделали, но это законно наши хаты. Отопления тут правда нет, так воду же, свет провели – вот и живут, тихарятся. Ни за что не платят. А вообще, чердак – место хилое. И холодно, и не погужбанишь… Летом поживем, а там буду искать. Эх, видел бы ты наш подвал – люкс! 
Серый. – Да?
Дэм. – Что с тобой говорить? Лезь!
 
                                          Явление 2
                                   (Серый, Дэм, Малой)
На чердаке, сбоку возле кучи ветоши и хлама, появляются оба паренька. Серый ошеломленно рассматривает «жилище», пока Дэм по-хозяйски распаковывается, высыпает у костра дрова и убирает – пинком отбрасывает с дороги мусор.
Серый. – Да-а-а… Дети подземелья… (оглядывается на Дэма) Ну, в смысле, в школе когда-то такое проходили по мировой… По внеклассному… В пятом классе… Короленко… Помнишь?
Дэм. – Какое в школе, лопух? Не гони! Ладно, располагайтесь, мистер Серый.
Серый. – (смотрит недоуменно, куда здесь «располагаться»)Вы здесь как? Холодно!
Дэм. – Ниче. Ты падай (широким жестом машет на кучу). Сейчас будет кастрик – реально погреемся. (распаковывает сумки и зовет). Малой, ты где? Хавать будешь?
Откуда-то из темноты выходит Малой, по карманам прячущий что-то.
Дэм – Это вот Малой. На, держи свои чипсы, газировку… Там еще я притаранил… (принюхивается и пристально смотрит на Малого, тот пятится) Анну сюда! От кого прет химией? Что это воняет, я спрашиваю? (хватает за шиворот, подтаскивает к себе и отпускает подзатыльник.) Нюхал, сучок? Опять клей, да? Показывай! (выворачивает карманы.) Я ж предупредил: еще раз – сам тебя в приемник сплавлю. Ты же чахлый как… (снова отпускает затрещину) Ты вспомни, как тебя переплющило, придурок! Вспомни! Чем ты меня слушал, баклан?
Малой. – (вертится и хнычет) Ну Дэм.. Ну, тебя не было… Я есть хотел.. А тебя не было… Я мультики смотрел
Дэм. – Наша-Маша! Какие мультики? Ты, бля, Дисней? Глюки тебе – мультики? Во кадр!
Малой. – Ну Дэм, ну ты же сам…
Дэм. – Молчи, засранец! (очередной подзатыльник) Я - это я, понял? Чтоб этого больше не было! (отпускает Малого). На, бери, трепай. (отрезает хлеб, колбасу, протягивает тюбик майонеза) Лопай – и спать. Понял? (только сейчас, когда Малой отошел, он замечает, что на него с усмешкой смотрит Серый). А ты че лыбишься?
Серый. – Да так… Ты – как моя тетка просто. Она тоже сегодня у меня сигареты искала, потрошила карманы и вообще, о здоровом образе жизни…
Дэм. – (взрывается) При чем тут тетка? Ты шо, тупой? Стоя рожали? Он клей нюхает! Ты видел, как такие шкеты дохнут? Нет? Как на дурочку уходят? Они и такие - на хер никому не нужны, а после этого?! Ему потом знаешь, как хорошо бывает от этих мультиков? А я не доктор Айболит его пожизни вытягивать!
Серый. – Без вопросов. Извини. (помолчав) А ты… добрый, Дэм… оказывается
Дэм. – Иди ты... (поворачивается к Малому) Малой, как голова? Нормально, не болит? Ладно, трепай, трепай… (снова к Серому) Есть хочешь? И это… хорош трепаться, да?
Серый. – Ага… не, я не голодный, в принципе
Дэм. – Ладно там: в принципе, без принципов, ты принц у нас, шо принципиальный такой,да? (смеется, отошел) Я, сам говоришь, добрый сегодня и богатый. Сейчас запалю костер, чай сделаю и похаваем. (приседает и разжигает костер, потом ставит на подставку над огнем жестянку с водой)
Серый. – (смотрит на Дэма, присев напротив, через огонь) Дэм, а на что вы живете?
Дэм. – Оно тебе надо? У Малого свое дело – он в переходах клянчит, у меня свое, то есть мое, личное. Понял? Живем. Будь спок.
Серый. – Ты не подумай, мне просто интересно стало…
Дэм. – Просто? (выпрямляется и потягивается) Просто, брат, только мухи на стекле…
 
                                         Явление 3
                                  (Серый, Дэм, Малой, Рус)
Слышен шорох и на чердаке появляется почти бесшумно Рус – тёмный коренастый паренёк. Он щурится от света. Подходит к ребятам.
Рус – О, Дэм, вот ты где! Ффу, сразу не просек…(подходит, пожимает руку) Знаешь, как ослеп нафиг от вашего огня. Я к тебе. Там, помнишь, гитара моя в подвале оставалась. Ее, когда там менты, и вообще, тоже – тю-тю?
Дэм кивает на гитару, приставленную к стене.
Рус – Бомбец! Супер. Я посижу, поиграю, лады, Дэм? Ну, ты человек! (замечает Серого, становится осторожнее и как-то злее) Это кто?
Дэм. – Это? А, ты не знаешь, он не из наших… Но так – нормальный чел. 
Рус – Да?
Дэм. – Да, сказал (смеется).
Серый. – Сергей. (протягивает Русу руку, но тот молча проходит мимо, садится скраю кучи лицом к костру и настраивает гитару)
Дэм. – Это Рус. (похлопывает Серого по плечу) Не обращай на него внимания. Он – классный тип, со свими приколами, не без того, но классный. Странный, но нормальный. (поворачивается к Русу) Рус, ты хавать будешь?
Рус – Не. Я ток руки погрею – замерз (подсаживается к огню)
Дэм – Ну как хочешь. Уламывать не буду.
Рус. – Я поиграю – и пойду. Тепло у тебя круто. Я тут у типа одного в фургоне заночевал – писец, задубел! Как он там всю зиму жил? Ну, там дубарь конкретный! А у тебя – Канары, на фиг . (смеется, потирает руки и снова отходит, берет гитару)
Дэм. – О, чаёк кипит! Малой, чай будешь? (тот мотает отрицательно головой) Ну тогда спи. Похавал – перекинь нам майонез. (малой бросает) Ну не мать, а? Хто тя просил прям брать и кидать, а? Передать нельзя? П-полуд-дурок! 
 
Дэм поймал надрезанный тюбик, и облился майонезом, зло поглядывает на Малого, ребята смеются и он не выдерживает – улыбается. Пока он вытирает куртку рукой, а потом взятой из кучи тряпкой, Серый рассматривает, во что бы разлить чай. Не находит ничего кроме консервных банок, пожимает плечами и на свой страх и риск наливает мутный темный навар в две консервные банки, садится перед костром на пол и осторожно пробует на вкус, взяв горячую жестяную банку рукой через рукав куртки.
Дэм. – Гля, красавец! А мне? (Серый передвигает ему вторую ) О, спасибо! (точно так же спускает рукав и берет жестянку, усмехается Серому) А ты … ориентируешься, молоток! На бутик. (протягивает хлеб и кусок вареной колбасы)
Серый. – Не, все-таки ты добрый, Дэм
Дэм. – Врезать, умник? Жри молча, а то увалю – огорчишься.
Серый. – Ладно, ладно!
Пока они едят, Рус наигрывает соло к песне «День, как день», потом пытается изобразить какие-то вариации на тему, мурлычет мотив.
 
                                         Явление 4
                              (Те же и Шуруп с Метелкой)
Появляется Шуруп, самоуверенный гибкий парень. Оглядывается, делает кому-то знак подождать и проходить к костру.
Дэм. – О движуха!Ну точняк, день открытых дверей!
Шуруп – Точно. Движняк у тебя конкретный. (почесывает нос, соображает).
Дэм. – Я думаю. Заходи. (Видит, что Шуруп в нерешительности мнется). Ты что, не один?
Шуруп – Та да. Хотел попросится на твою территорию тут с одной метелкой… Ну раз тут… Мы пойдем.
Дэм. – Ясный пень! Да заходи, хоть посмотрю. Та же? Но-ва-я? Я фигею! Где ты их берешь?
Шуруп – Ну, любят меня. Ладно, бывай.
Дэм – Та че ты? Малой спит, мешать вам не будет. Рус поиграет – и пойдет. Мы с этим (кивает на Серого) тоже похаваем и пойдем походим. У меня еще дела. Вам хватит? Ну так заходи.
Шуруп – Нормалек! (машет кому-то) Заходи! Они сейчас пойдут.
Появляется очень худая глазастая девчонка.
Дэм – Ну, не прям щазззз… (подходит и в упор с улыбкой разглядывает девушку, та прячется за Шурупа) У-у! Скромная, ты пассатри! Ты че, меня боишься? Я таких не трогаю. Ты вот его (показывает пальцем на Шурупа) бойся: затрогает нафиг. (смеется, поворачивается к Шурупу). Тю, Шур, какая-то она у тебя… шуганая! Таких еще не было.
Шуруп – Ладно тебе, Дэм.
Шуруп и Метелка шепчутся, устраиваются за кучей тряпья. Их не видно, но по временам слышно, как девчонка смущенно хихикает и что-то говорит,е1 коротко отвечает Шуруп. Рус играет на гитаре. Малой укладывается на раскладушке, с головой завернувшись в прожженное одеяло. Дэм снова смеется и отходит к костру, подкладывает дрова.
 
                                     Явление 4
                             (Те же и Грустный Ангел)
Дэм – Ну что, Серый, с папой-мамой не так живется? Че притих?
Серый. – Дэм, она же… совсем малолетка. Зачем он ее… сюда привёл?
Дэм – (громко хохочет и наклоняется назад кричит, повернувшись к спрятавшейся за тряпками парочке) Шуруп, прекратить близость! Ты мне смущаешь Серого!
Шуруп – Какой Серый? Пошел он на…. И ты тоже. (Дэм и Шуруп смеются)
Дэм – (вытирая глаза, садится и иронично смотрит на Серого) Зачем , говоришь? За тем. За сараем. Ты вроде и не тупой, а ниче в жизни не шаришь, да? Все у них нор-маль-но. Он у нее не первый, она у него не последняя, у каждого свои радости (глядит, вдруг погрустнев, в котер)
Серый. – Но она же совсем… такая мелкая и… Откуда она?
Дэм – Слушай, не звони, а? Что ты хочешь ? Плохо тебе тут? Иди домой. Возвращайся, поплачь, расскажи про страшных людей с чердака, - тебе все простят. Ты же типа умный, типа студэнт-отличник, парень с будущим! Куда нам! Вали давай!
Серый. – Да?! А ну вас… (срывается, идет к лестнице)
Дэм – Ладно, прости, проехали. (вполоборота, не поднимаясь, обращается к Серому).
Серый. – Пошел вон.
Дэм – (хватает за ногу, удерживает) Сядь, сказал. (моментально вскакивает, оказывается напротив Серого) Ну?
Серый. – Пропусти.
Дэм – Серый… (они вот-вот сцепятся; с некоторых пор за ними наблюдает, прищурившись, Рус.)
Рус – (перебивает) Песню сегодня слышал прикольную. Слушайте сюда. Ребята днем на площади пели.
 
Появляются Шуруп и Метелка.
Метелка – Шур, послушаем, пусть споет. Я так песни люблю…
Шуруп – А меня?
Метелка – Подожди (смеется) Пусть поет.
Серый и Дэм нехотя расходятся и садятся возле Руса. Рус поет 1 куплет песни «День как день» - надрывно, как о личном:
Рус. – (поет)     День, как день.
Ночь, как ночь.
Кто придет
Мне помочь?
День на день
Так похож:
Что внутри
Не поймешь.
Я не могу так жить.
Где-то выход есть.
Я не могу так жить!... (мелодия идет наверх и резко обрывается)
Рус - Вот блин, забыл! Как же там?.. Не помню… Не помню дальше, ё-о-о… Пониаешь , Дэм, песня была такая, что тока от так в сердце сто-то : оп! Понимаешь? Оп! И – писец! Забыл… А песня такая была…
Серый. – Хоть кто пел-то? (Рус в ответ молчит и теребит струны, пытаясь вспомнить продолжение
Дэм – Рус, не морозься, кто пел?
Рус – А я знаю? Кенты какие-то на площади колонку выперли пару электрух, басуха, ударник – и пели. (берет несколько аккордов) Книжку дали, про Бога че-то там парили… Но пели, пели, как… (роется по карманам) О, вот книжка.
Дэм – Не понял, какая?
Рус – Ну, за Бога там. Что те кенты дали. Во, слушайте (откладывает гитару и начинает запинаясь читать по слогам, останавливается, перебираться ближе к огню, вслед за ним неосознанно садятся рядом у костра все, кроме Малого.) «Е-сли жиз-нь те-ря-ет для Вас вся-кий смы-сыл, е-сли Вы на-де-е-етесь только на смерть, ко-тора-я прек… прекратит страда - страдания, (пауза; все передвигаются ближе к костру, а за спиной у ребят в отблесках пламени на стене появляется Грустный Ангел. Он стоит еле заметный у них за спиной. С каждым словом он все ярче освещается и медленно поднимает руки, как бы для защиты подростков от чего-то) , то Вам ну-жен… Бог. Обра-титесь ко Хрии-сту. Он был рас-пят за Вас, за ваши ошиб-ки и гре-хи. Он осво-бо-дит Вас от бо-лезней и про-блем. По-верь-те, выход – есть! Гос-подь с любовь-ю зо-вет Вас пря-мо сейчас. Он го-во-рит: «Приди-те ко мне , все, труж-труждающесяя и обре-ме-нен-ные и я успок…»
 
Дэм вскакивает и с силой выбивает брошюрку из рук, бросает в костер. Блики пламени на стене становятся ярче, но Ангел исчез, и свет, который окружал его и падал на ребят, погас.
Дэм – Что ты несешь? Хватит, мать Тереза! Тошно слушать! Дерьмо все это! Нету выцхода – все туфта. И Бога ихнего нету… Вон у него (указывает на Серого) посмотри: вчера еще дом у него был, сидел на хате, телек смотрел, в ванне плескался, а теперь- тут. С нами. А ты чешешь, поверил, да?
Рус – Я не понял, Дэм?
Дэм – Хватит, сказал. Бутор.
Рус – (медленно и тяжело поднимается) Зря ты, Дэм, так. Знаешь, у меня после них на сердце было грустно и … хорошо, а ты… Ты книжку спалил. Зря…
Дэм – Что зря? Куда тебе- к Богу? Я бы еще его(снова тычет на Серого) или Малого понял. Им – да, им еще можно, а ты? Да будь ты на пару лет старше – уже б пожизненку тянул! А ты – Бог? Шо папа римский, да?
Рус – Ты мне настроение седня конкретно портишь. Следи за базаром.
Дэм – А шо? Усандалишь меня во имя Иисуса? Да?! Ну?!
Шуруп – Э, э, паца!
Метелка – Шур, я боюсь!
 
Серый вклинивается между ними с криком «Задрали!», потом подскакивает к жестяной пластине с каким-то прутом и устраивает жуткий грохот. Дэм и Рус бросаются к нему.
Дэм – Грёбаный барабанщик! (вырывает прут) Весь дом на ноги поднимешь
Рус – Дать бы ему раз! (но смотрит удивленно и как-то теплее)
Серый. – Ну дай, дай! Все бейте! Вы вообще люди или нет?
Дэм – (сгребает Серого в охапку и оттаскивает в сторону) Все!
Серый. – (успокаивается) Ладно, пусти… (хмуро отходит к лестнице на чердак)
Рус. – Да… (садится и снова берет гитару, перебирает, но музыка не ладится.) Знаешь, Дэм, все-таки было грустно и хорошо… А теперь так… погано… Есть курить?
Серый. – Да, точно! Есть?
Дэм – Дите! Ты хоть знаешь о чем речь? Курить!
Серый. – (трет лоб)  А-а-а…
Дэм – Прохавал? Будешь?
Серый. – (думает и решает) Да как-то понял… Буду. А сколько?
Дэм. – Ну все. Нисколько. Я же сегодня добрый (подмигивает.) Не скучайте, папа скоро придет.
Дэм машет рукой и спускается с лестницы.
Все возвращается на круги своя: Шуруп с Метелкой прячутся за кучей, Малой спит, Рус играет. Серый смотрит на них, а потом подбрасывает веток в костер и вылезает по лестнице на крышу дома. Гаснет свет на чердаке, внутри, слабо освещается площадка, изображающая крышу.
 
                                      Действие 3
 
                                      Явление 1
                                  (Серый на крыше)
Серый прохаживается по крыше, осматривается. Потом садится, думает о чем то, обхватив голову руками. Достает из нагрудного кармана фотографию девушки и смотрит долго, пристально. Медленно рвет на мелкие клочки и понемногу рассыпает, криво улыбаясь. И тут вдруг на него находит припадок неожиданного дикого веселья.
Серый – Эххх! (взъерошивает волосы и расправляет плечи)
Неуклюже подпрыгивая по слегка наклонной плоскости крыши, он начинает, пританцовывая и кружась, петь «Я їду додому» гр. Океан Ельзи, сначала тихо, потом громче и громче, и заканчивает, почти срываясь на крик. Останавливается, с трудом удерживая равновесие, тяжело дыша, прислушивается. В это время снизу ему стучит Рус. 
Серый – Че это я? (осторожно, чтобы не упасть, пробирается ко входу на чердак, тихо поругиваясь, возвращается.)
 
                                      Явление 2
                                (Серый, Рус и Шуруп)
Внизу почти ничего не изменилось. Только почти прогорел костер.
Серый – (кивает Русу) Ты че стучал?
Рус – (посмеиваясь тихо, крутит у виска) Нельзя шуметь. (качает головой и возвращается к игре на гитаре)
Серый садится у костра, шевелит жар и понемногу подкладывает дрова. К нему выходит Шуруп, подсаживается с довольным лицом и закуривает.
Серый – О, так у тебя есть? Я же спрашивал.
Шуруп – И что? Я тебе что-то должен? 
Серый – Нет, просто… (отворачивается к костру, пожав плечами)
Шуруп – В этом мире все непросто. Ладно, на (протягивает недокуренную сигарету).
Серый. – Спасибо.
Шуруп – Не во что?
Серый. – Как?
Шуруп. – Именно, что никак. Мне твое спасибо ни в стакан ни налить, ни в карман запихнуть, ни отлистать… Ты тут давно? С Дэмом?
Серый. – Нет, сегодня. Я … (сомневается) из дому ушел. А он… Короче поживу тут пока. А ты … в подвале живешь или.. здесь, или где?
Шуруп. – В подвале? Дурак ты. Я живу с бабулей на хате. Только что там ловить? Она старая, по уши засралась, еле ходит!
Серый. – Так вы вдвоем?
Шуруп. – Та да. Мамка, дочка ее, - шалава, танцует где-то в Индонезии. Нам деньги раз в полгода шлет.. Батя плавает… Тоже тот еще крендель. Я им не на хер не нужен. Они нашу хату сдают, а меня – к бабке в однокомнатную. Типа досмотреть. Я бабке продукты купил, за хату пошел заплатил, денег взял сколько мне надо – и отчалил. Так, переночевать только прихожу. Но девчонку же к ней не притянешь? В одну комнату? Вот. А ты?
Серый. – Ну, где-то так же. Только у меня мамка в больнице и я у тетки жил. И ушел. Не могу.
Шуруп. – Ну и дурак. (плюет в костер) Я отвечаю, дурак. Дэм вот такой же. У него родоки развелись и он с матухой остался. Та подзагуляла, забрюхатилась, он психанул и ушел до бати. А батя уже женат и тоже того, пополнения ждет. Дэм был умный пацан, а тут прогнал – сбежал. Они его искали. Типа вернись, я все прощу.
Серый. – А чем он занимается сейчас?
Шуруп. – У них с Русом какие-то дела. Дэм умный, а Рус – безбашенный и с серьезными друзьями. Вот они вместе и соображают.
Серый. – То есть?
Шуруп. – (смеется) А ты пойди у Руса спроси. Он все-о-о объяснит: гитару не пожалеет, башку те нафиг снесет. Иди, спрашивай.
Серый. – Не понял?
Шуруп. – А че тут понимать? (встает, отряхивает брюки) Ты лопух и Дэм тебя приволок к себе, чтоб хоть было иногда с кого поорать – точно. А может, себя вспомнил, типа пожалел. У каждого – свои тараканы в голове, короче (идет к Метелке) Лапа, ты спишь?
Серый. – (поворачивается к Русу) Рус? (тот не слышит, Серый задумывается, бросает в костер окурок и мешает прутом дрова.)
 
                                       Явление 3
                            (Серый, Рус, Шуруп, Метелка, Малой)
Звуки милицейской сирены  где-то совсем близко с улицы.
Рус. – (моментально оказывается у костра и раскидывает, тушит огонь) Тихо, менты!
Некоторое время молча сидят в темноте и прислушиваются к крикам с улицы. Все стихает.
Серый. – (сгребает снова вместе несколько веток и бросает бумагу) Это где?
Шуруп. – (они с Метелкой уже у двери вниз) Прямо тут, во дворе, наверное. Или по вызову. Или точки бомбят?
Серый. – Чего?
Шуруп. – Ой, не тупи!
Разгорается костер, снова усаживаются у него, прислушиваются.
Шуруп. - (бьет себя по лбу) Это ж Дэма могли взять! А я ему деньгу давал: тю-тю бабулечки… Уходить надо.
Рус. – Не рыпайся, Дэм не сдаст.
Шуруп. – Кто говорит? Дэм – молоток. Только…
Рус. – Закройся.
Метелка – А … а давайте, мы Малого разбудим и пусть сходит посмотрит, что там ,а? Как?
Шуруп. – Точно!
 
Шуруп и Метелка идут к малому. Девушка будит его, но разбудить не может, Шуруп трясет за плечо сильнее - и тот скатывается к ним под ноги с раскладушки. Метелка взвизгивает и отступает. Подходит Рус, наклоняется над завернутым в одеяло Малым, разворачивает. Тот задеревенел уже, уткнувшись лицом в пакет с клеем.
Рус. – Кранты-ы... Обнюхался!
Метелка – (вздрагивает, отступает назад, голос срывается) К-как?
Рус. - Что "как"? Помер, говорю!
Метелка какое-то время неуверенно топчется на месте, громко всхлипывает, и внезапно с криком отступает и бросается бежать, оттолкнув Серого, который попытался ее удержать
Метелка  – А-а-а-а-а, Мамочка! 
За ней сразу бросается Шуруп
Шуруп. – Стой! Куда, дура!? Там менты! Тише!
Слышно, как они оба сбегают по лестнице, шаги и крик Метелки удаляются.
 
                                         Явление 4
                                     (Серый, Рус, Шуруп)
Серый отходит и садится снова у костра, обхватив руками голову, Руслан прохаживается вперед-назад, кладет Малого снова на раскладушку, накрывает, а потом снова берется за гитару. Возвращается побледневший и запыхавшийся Шуруп.
 
Шуруп. – Поп-пали!... Не догнал. Она… как бешенная… прямо к ментам ломанулась, они – к подъезду, я – ходу!. Думаю, пока разберут, что она там… Но может скоро будут здесь…
Рус. - (очень спокойно и отрешенно, не переставая играть) Очень скоро будут здесь.
Шуруп. – Думаешь? (он нервно ходит туда-сюда)
Рус. – Шо думать? Она им в шоке такого наболтает – весь дом проверят! Вот оно и все наше время. Сто пудов. А с чердака – не сбежишь
Шуруп – (заметно нервничая) А если затихарится?
Рус – Попробуй. (с издевкой смотрит на панику Шурупа.) Сядь, не мелькай.
Шуруп – Бл-ляха, куда ж мы отсюда денемся, а?
Серый – (поднимается и идет к лестнице на крышу, у него дрожит голос , но лицо очень спокойное) Выход есть - да сигануть на хрен отсюда, и никто не возьмет.
Шуруп – (выкрикивает) Сигануть?! Не тупи, сказал!
Серый – (зло огрызается) Сам не тупи! Хочешь в приемник или до колонии с ними покататься? Сам и катайся. А мне не нужна такая жизнь. (взбирается на крышу)
Рус(перестает играть) – В принципе, типок-то прав.
Шуруп. – Э, э, паца, вы че?! Попуститесь! Вы что серьёзно? Может, еще пронесет?
Рус. – (с насмешкой) Жди, проверяй. (вылезает вслед за Серым) Будут идти – ты услышишь.
Шуруп. – (подскакивает к лестнице и влезает на первые несколько ступенек, кричит ребятам на крышу) Паца, не гоните!Может пронесет?
Серый. – Ты слушай, слушай.
 
Все трое замирают, прислушиваясь: Серый и Рус – на самом краю крыши, глядя то вверх, то вниз, во двор; Шуруп – посматривая на лестницу, ведущую с 9-го этажа на чердак. Снизу приближаются шаги и глухие голоса. Начинает звучать песня «День как день», которая идет как бы фоном для всей этой замершей картины
День, как день. Ночь, как ночь.
Кто придет Мне помочь?
День на день Так похож:
Что внутри Не поймешь.
Я не могу так жить.
Где-то выход есть.
Я не могу так жить!... 
Припев: 
Нарисую на стене дверь для Христа
Он сейчас так нужен мне - я уже устал.
Я открою это дверь – пусть Он войдет.
Он меня поймет. Он поймет…
День, как день. Ночь, как ночь.
Бог придет Мне помочь?
Прочь уйдет пустота
Я позвал в дом Христа.
Я хочу спросить так много У Него.
Я спросить Его, для чего
Я живу, я живу….
(проигрыш)
 
                                         Явление 5
                   (Серый, Рус, Шуруп, Грустный Ангел, Голос Бога, милиция)
Во время проигрыша на чердак врывается милиция. Один бросается к раскладушке. Двое сразу отдирают от лестницы Шурупа и двое друг за другом карабкаются наверх.
Шуруп – (отбиваясь) Отпустите! Отпустите меня! Я ни при чем! Они там, наверху! (его выволакивают с чердака вниз)
Серый – Меня не возьмут! (взмахивает руками для прыжка)
Рус – Здравствуйте, ангелы! (тоже движение)
Голос Бога – Остановитесь! 
Картинка замирает.
 
Припев: 
Нарисую на стене дверь для Христа
Он сейчас так нужен мне - я уже устал.
Я открою это дверь – пусть Он войдет.
Он меня поймет. Он поймет…
 
Появляется грустный Ангел и под все повторяющийся и повторяющийся припев песни уводит за руку с крыши сначала Серого, потом и Руса. К краю крыши быстро подходят два милиционера. Один снимает головной убор и с ужасом смотрит вниз. Второй крестится и отступает назад, садится. С чердака в это время уносят тело Малого. Грустный Ангел обходит крышу по самому краю, озаряя её и все вокруг ярким светом.
 
ЗАНАВЕС


Напишіть свій коментар




Введіть число
Якщо Ви не бачите зображення з числом - змініть настроювання браузера так, щоб відображались картинки та перезагрузіть сторінку.