Благодарю (цикл стихов и песен 1996-2002)

24.01.2016 17:04
 
БЛАГОДАРЮ(песня)
1.Благодарю Тебя за каждое дыханье,
благодарю за частый легкий сердца стук.
Благодарю за веру и познанье,
за голоса простой и тихий звук.
Припев:
Благодарю за пышную природу,
за зелень леса, неба синеву,
благодарю за солнце и за воду,
за дождь, ласкающий поникшую траву.
 
2.Благодарю за поступь зверя в чаще,
за на ветру поющее крыло,
за мошкару. что над водою пляшет,
испуганная плещущим веслом.
Припев:
Благодарю за радости, невзгоды.
Благодарю за сень небесных крыл.
Благодарю за сладкую свободу,
за вечность, пусть в которую открыл.
                                 1997
 
 
ПЕРЕД РАССВЕТОМ
Над островами,
         над городами
                и над морями
бьется о камни,
         звездные камни
                лунное пламя.
Время стекает,
         время мерцает
                чистым аккордом,
в бледном сияньи
         вдруг обретая
                чувства и форму.
Будто мечтает
         и ожидает 
                в кронах чернёных
нового шага
        нового звука,
               словно влюбленных.
В звучном молчаньи,
        в мягком молчаньи
               в марке бездонном
что-то пронзает
          низкое небо
                светом,
                     как стоном…
Кажется, знают звездные камни,
                    знают планеты
о ежечасном, вечном бореньи 
                    мрака и света.
Кажется, знают, что возникает
                    вместе с рассветом
противоборство того, что не вечно,
                    с тем, что не спето.
                               25.08.1996
 
 
 
УТРО
Краем неба встал восход -
                     тишь да гладь.
И такая разлилась
                     благодать.
Дремлет ветер в осоке 
                     за рекой,
тихо воду пьет туман
                     молодой.
Колокольчики звенят
                     по листам
запевает ранний птах
                    тут и там
Золотится ранний луч
                    в волосах.
Здравствуй, утро, и прощай
                    ночь и страх!
                                       1995
 
 
 
*  *  *
Я — ничто. Я частица Вселенной,
Божья дочерь и зов с высоты.
Беззаботна, темна вдохновенна,
как деревья, трава и цветы.
 
Я живу и люблю, не страдая,
и плыву, и пою, и лечу.
А куда и к чему — я не знаю,
и, наверное, знать не хочу.
 
Тень неправильных лиц и видений,
звуки снов… Чем не смысл? Не мечты?
Мир, в тебе не имея значенья,
твёрдо знаю, что я — это ты .
                                   1995
 
 
ВЕЩЬ В СЕБЕ 
Я очередным капризом надоем себе самой
и тогда крылатым бризом
взмою вдруг в простор ночной,
 
полечу… И, облетая
шар земной в его скорбях,
вдруг пойму, что не смогла я
убежать самой себя.
                                     1997
 
 
 
ОСЕННИЙ ЭТЮД
Шумный говор центрального сквера.
Церковь. Осень. Среди суеты
отрешенно и самозавенно 
налагает перстами кресты.
 
Крест, поклон, лоб коснулся травы,
снова стала на ноги босые,
руки к небу, глаза неживы.
Только вздоргнули чётки сухие.
 
В лоб впилася щепоть, и с размаху:
плечи, плечи, пояс рубахи.
-Матерь Бо-ожья, Пречистая Дево-о..,-
слышно вздохи простого напева.
 
Ветра нет. Медный клен не дрожит.
Вокруг черной фигурки — покой.
Удивленное небо глядит,
обливая бульварь синевой.
                               октябрь, 1996
 
 
 
*  * *
Быть рабом — значит нет вопросов.
Быть рабом — это очень просто:
что ни сделай — в ответе один
твой господин.
 
А свободе надо учиться,
все менять, даже перемениться.
Кто в свободе не перерожден,
тот найдет, где отдать поклон:
 
— Ваша светлость, такое дело…
Мы к свободе рванули смело?
Только где уж? С нашим умом?
Можно снова в ваш дом — рабом ???
 
Пусть унизит, пусть даже бьет,
но спокойнее раб живет,
безответственней. И — в болото
от проблем и забот свободы.
 
Но рожденный свободным — да! -
не вернется к князьям никогда.
У него есть одна дорога:
Божья воля — свобода Бога
                                1998
 
 
* *  *
Вы тщетно рветесь между Богом и Шевченко
и забываете: Тарас — почти безбожник.
Вы тщетно думаете, что писанкарство
излечит нравственность, а образки и храмы
прикроют ваши покалеченные души
 
Шевченко не увидел Бога, 
ища усталыми духовными очами,
стеная, проливая злые слезы
бессилия перед неправдой.
Не поднялся он сам.
Он не повел потомков.
Нам велика и Кобзарёва шапка.
Его цитаты украшают наши стены,
как хвот мартышки басенной — очки.
 
Не прикрывайтесь же ни им, ни Богом.
Шевченковых не выстрадав ошибок
крадете горе из больного сердца.
Вам не одеться в модного Иисуса,
не нацепить на рожу, словно маску.
И как бы здорово вы не кричали,
но не обманете ни Бога, ни Шевченко…
                               1999
 
 
 
ХАННААН
В доме рабства огурцы и дыни,
в доме рабства сливы, словно мед.
Так зачем уходим мы в пустыню,
где никто, совсем никто не ждет?
 
Для чего, свои дома оставив,
мы идем навстречу всем ветрам?
Или Бог, которого так славим,
новый дом в песках подарит нам?
 
Мы идем… Оазис и оазис
с грустью оставляем позади…
И вот-вот победы песня станет
стоном в остывающей груди.
 
И вот-вот, открыто, не украдкой,
по-собачьи поглядим назад:
где-то там, за скинией-палаткой
мясо кур египетских едят…
 
Возвернемся?!…
         Огурцы и дыни…
Кнут и палка… Отруби и гнет…
 
Из-за жаром пышущей пустыни
Ханнаан обещанный зовет.
                             31.07.2001
 
 
 
 
МОЛИТВЕННИК
Ты просишь все: свечей и мыла,
одежды, обуви, ковров,
ты просишь денег и квартиру,
бумаги в туалет и дров.
 
Ты просишь все, склонясь пред Богом,
и Бог внимает, слыша «Дай!»
И, милуя, ведет дорогой,
где отступает темнота,
 
где благоденства не тревожат…
Но только вдумайся: ещё
и крест Голгофский дать он может.
так что же ты не просишь ВСЁ?!
                                         2000
 
 
 
 
Левиафан
Продев сквозь нос кольцо,
            влачу левиафана.
Сама себя влачу
            на самый край души.
Он пятится, орет,
            и рот – сплошная рана,
И мне, признаться, жаль
            на смерть его тащить – 
саму себя судить…
 
Над пропастью души,
            над бездной тайн порока
его я оттолкнуть
            и свергнуться должна…
Но – мой левиафан! –
            меня в тебе так много!
Ведь я с тобой на суд
            с собой сейчас дошла,
в самой себе дошла…
 
И что тебе сказать?
           Как осудить, отринуть,
все, что живет во мне,
           борясь со мной самой?
Я знаю, суть должна
           испорченная сгинуть,
я стать должна собой – 
           спокойной и святой,
Господнею рабой…
 
Отчаянье мое
           растет неумолимо –
ведь кто из нас страшней:
           левиафан иль я?
Одно мы, я и он,
           собой непобедимы,
друг другу мы враги,
           друг другу – судия.
Он будет жить иль я?
Он будет жить иль я?
                              2006
 
 
*  *  *
Всегда боимся в чем-то признаваться, 
Всегда боимся что-то приоткрыть, 
Боимся в главном с кем-то совещаться, 
Боимся верить, чувствовать, любить. 
 
Страшна неверия и трусости дорога. 
Трудна тоскующих и ищущих судьба. 
Ведь все равно мы не обманем Бога… 
Зачем тогда обманывать себя? 
                                     1998
 
 
* * *
Все хотят – кого-то и чего-то,
получить и удовлетворить.
Есть – мечтающие о работе,
Есть – мечтающие день дожить.
 
Вечность соразмерит все желанья,
рассчитав на силу рост и вес…
Люди, люди, с дерева познанья
Не спешите горьких яблок съесть
 
 
 
 *   *   *
Не пишите о безвременных утратах. 
Все приходит вовремя и в срок.
Вовремя цветет на сорных травах
Желтенький чахоточный цветок,
Вовремя пшеница созревает,
В срок на землю сеет небо снег.
Ничего до срока не бывает,
лишь о том не знает человек.
 
Но, смешон как писающий мальчик,
Верит: будет, только захоти!
Как Старик Хоттабыч, ангел скачет
Все желанья может воплотить.
Пусть теряет бороду седую,
Тут и там, пучком, по волоску...
Но
Время не торопится вслепую
Наполнять чужую пустоту.
 
Время нужно ждать, как ждут ребенка,
Чтобы встретить долгожданный срок, -
Потихоньку, крадучись, в потемках,
Не взметая суеты песок.
                                    2006
 
*  *  *
Мне на прощанье улыбнулось лето,
блестя слезами теплого дождя.
И яблоки — земли прогретой дети -
румяно «до свиданья» говорят.
 
Уже ночами холод бродит близко,
уже закаты яростней горят,
и ветви мягкие склонились низко,
и паутинки по ветру летят.
 
Всё как всегда… Всё ново… И по нову
рисует новый день восход иной.
И нету на устах такого слова,
чтоб так же спеть о красоте земной,
 
а хочется… Но молча я вздыхаю,
и замираю, и хвалю Творца…
А громы время гулкое считают
до встречи с небом в доме у Отца.
                            28.08.2001
 
 
 
 
ПЕСНЯ ПЕСНЕЙ
(подарок Ире Мишатиной)
Дозрели гроздья винограда
и тает ароматом сад.
 
Вот к живоплоту под ограду
шаги спешат:
-Где Суламита? Где пастушка? -
зов рассыпается в траве.
 
Она же мнит себя дурнушкой
и прячется в густой листве,
и думает: «Стройнее яблонь,
прекрасней горной лани он.
Что от меня , несчастной, надо?
Он не влюблен…
Он не влюблен, и слов не нужно!»
 
-Ты здесь? А я тебя ищу.
Он руки ей на стан положит:
              — Не отпущу.
Дай поглядеть в глаза. Ах, серна…
А зубки — табунец ягнят.
На шейке стройненькой, наверно,
признанья, как щиты горят?
Что ж, удивляться тут не надо: 
ты — солнца и садов дитя…
 
Она — и рада, и не рада: вдруг все — шутя?
 
«Ты посмотри, черна лицом я,
и, огрубев в труде, рука…
Ах, может снова не о том я? 
Смолчу пока…
Смолчу…
Пусть шепчут ароматы,
которыми умащена,
пусть скажут свое слово взгляды,
споет весна.
 
Пусть разберется, пусть проверит
свою любовь,
а я пока не стану верить
тревоге снов.
Я буду оторожней ночи, пугливей птиц…»
 
-Ты говорить со мной не хочешь,
княжна девиц?
 
«Что говорить? Глаза сказали
и предал взгляд.
Не мог ты не понять, едва ли,
мой друг, мой брат…
 
Что говорить? Всех слов чудесней
во мне живет
и расцветает песней песни
любови мед!»
2002
 
 
* *  *
Хоровод деревьев,
витражи цветов,
мерная симфония
пашен и лугов.
 
Будто исполину
в черноту ресниц
выбрызнуло небо
из-за солнц-глазниц.
 
Трав не переслушаться,
с ветром не лететь.
Надо мною кружится 
звезд огромных сеть.
 
А за мною вьюжится
время-птицелов.
Но не стану пленницей
судеб и миров.
 
Мной дорога найдена
через все века -
вечного спасения
вечная река.
 
И , припав к источнику,
душу исцеля,
я пребуду с Господом,
о земле моля,
 
чтоб глаза широкие 
человек открыл,
чтобы в вечной радости
небо отразил,
 
чтоб, войдя в симфонию
вечной красоты,
он пошел дорогою,
где встречаешь Ты.
                       14.08.1996.
 


Напишіть свій коментар




Введіть число
Якщо Ви не бачите зображення з числом - змініть настроювання браузера так, щоб відображались картинки та перезагрузіть сторінку.